ШКОЛА - ЭТО МЕСТО, ГДЕ...

 

 

Может быть, главная проблема школы в том, что у нее слишком много проблем. Ресурс ограничен, вопросов тысячи, каждый тянет в свою сторону… Где то пресловутое звено, за которое всем надо потянуть и вытащить «бегемота из болота»?..

Сказано-пересказано, что честность воспитывается честностью, справедливость – справедливостью, достоинство – достоинством, а трудолюбие ученика – трудолюбием учителя (заметьте, не «я пашу как вол», а трудолюбие, любовь к труду. То, что любят, всегда делают с удовольствием). Школа в силу своей тотальной ритуальности (важен ритуал – провести урок, составить план, сдать отчет, а не помочь Наташе или Игорю понять себя, поверить в себя) стойко стоит на методологическом принципе «Делай как я сказал!», а не на «Делай вместе со мной» или хотя бы «Делай как я». Мы, в лучшем случае, рассказываем про честность или достоинство, но ребёнок не проживает созданные учителем ситуации, где он может проявить эти качества. Или ошибиться. И не бояться быть наказанным. Ошибка – благодатная почва для образования.

Значит, главное (одно из главных) звено – учитель, его профессиональная позиция, мировоззрение, его личная философия, его ответы на вопрос: «А зачем я это делаю?» – вместо: «А как я это буду преподавать?». Позиция «Делай как я сказал!» переводится как «понимаешь, я знаю, как надо, но не всегда сам так поступаю. Возможно, мне не хватает смелости и честности, да и при такой зарплате… Ну, в общем, ты понимаешь…». К сожалению, эта, в принципе, честная позиция не работает. Ребенку не нужны оправдания. Ему нужны поступки и примеры для подражания. Это потом, повзрослев и помудрев, он будет снисходительнее, а пока – юношеский максимализм. Если выбирается первый принцип (делай, как я сказал), жизнь неизбежно подменяется игрой. Мы делаем вид, что учим и воспитываем, они делают вид, что учатся и воспитываются. Для них жизнь – не в школе. Школа – для вынужденного исполнения ритуалов. Кто-то из детей сохранит в этом формализме (формалине) живую душу, а кто-то, боюсь – большинство, впитав (одиннадцать лет ежедневной дрессуры!) эту ритуальность, навсегда заморозят свою Богом данную духовность. И почему, восклицаем мы, падает нравственность?!.. В школе нельзя сыграть, работать формально – они всё видят! Да, у них нет права голоса – смолчат. Но – видят! И учатся этому. И воспитываются в этом. А впрочем…

Школа – это место, где мы учимся друг у друга?

 

С. Ветров